Учитель коми языка Жанна Сизева: «Если дерево стоит без корней, дунет ветер —оно упадет, так же с людьми»

История Жанны Генриховны Сизевой — яркий пример того, как преподавание национального языка и культуры может стать не только профессией,

История Жанны Генриховны Сизевой — яркий пример того, как преподавание национального языка и культуры может стать не только профессией, но источником гордости и удовлетворения от возможности передавать ценности своего народа следующим поколениям. Педагог, автор школьных учебников коми языка поделилась в интервью с БНК, какую внутреннюю опору дает знание своей родины.

Фото из личного архива Жанны Сизевой

— Почему выбор пал на коми язык? Что на это повлияло?

— У меня вообще учительская семья. Бабушка учительница, мама, и племянница сейчас тоже учитель коми языка. Как я стала учителем? У нас в селе Помоздино все говорят по-коми. Помоздинская средняя школа очень сильная, уроки коми языка проходили интересно. Как-то мы очень полюбили его, конечно, не только коми, но и русский язык тоже. Приехали в университет с подругой. Когда я пришла поступать, в приемной комиссии сидел Евгений Александрович Игушев, профессор коми филологии. Он услышал, что мы на коми разговариваем, просто подошёл и сказал: «Вот сюда подаём заявление». А вообще, я изначально и планировала туда поступать, даже ходила на подготовительные курсы.

— Получается, вы заканчивали СГУ имени Питирима Сорокина? Филологический факультет?

— Да, специалитет. А через некоторое время поступила на факультет педагогики уже в аспирантуру и там писала диссертацию. Потом написала учебники для пятых, шестых, седьмых, восьмых, девятых классов, потому что не было вообще материалов. Ничего не было, постоянно нужно было готовиться с помощью разных источников, каждый урок. Если завтра у тебя восемь уроков, значит, ты восемь часов готовишься вечером.

— С чего началась ваша профессиональная деятельность?

— На практику я попала в гимназию искусств, потому что там преподавался коми язык. Попала к очень сильному педагогу Раисе Ивановне Вагнер. Помню, я первый день четыре раза конспект переделывала, пока она не допустила меня к уроку. Не из-за того, что у меня не было знаний, а потому что я еще не разбиралась в методике преподавания до мелочей. Вот один раз меня это научило делать конспекты — больше не было трудностей никаких. Потом она заболела, и я месяц вместо неё работала.

— Сколько у вас лет опыта работы в целом?

— Тридцать три года. И одна запись у меня в трудовой книжке о гимназии искусств при главе Республики Коми. В то время я одна занималась коми государственным обучением русскоязычного населения. Диссертацию писала на эту же тему «Обучение коми языку как неродному для русскоязычного населения».

— Основные плюсы какие выделяете для себя в этой профессии?

— Мне больше всего нравится мой коми язык. И учить детей на нем разговаривать, понимать хотя бы что-то, показывать мелодичность, потому что в коми языке гласные главные, от этого он такой певучий — вот эту красоту важно передать. Вообще, когда ты знаешь много языков, ты как будто в какой-то безопасности находишься. У нас 16 финно-угорских языков, то есть ты вместе с тем знаешь и финский немного, и эстонский немного, и венгерский немного. Вот с удмуртами вообще свободно можем общаться. Ты по-коми, он по-удмуртски — почти одинаковые языки. С марийцами тоже много чего понимаем.

— Какие у вас есть способы, чтобы повысить интерес молодого поколения к коми культуре?

— Конечно, у меня есть свои «фишки». Например, я детям говорю, что через коми язык можно выучить все языки мира, потому что раньше все на одном языке говорили по библейским рассказам. Даже в учебнике по истории для пятого класса написано про Вавилонию, где все жили вместе, говорили на одном языке. Так, в слове «красный» буква «р» в корне сохраняется. Гöрд — по-коми, red — по-английски, rouge — по-французски, «r» в корне остается. Или коми приветствие чолöм, в Израиле — салам, шалом, ola — в Испании, hello — в Англии, — «л» есть в корне во всех этих словах.

Однажды мне дети говорят: «А мы сейчас сами скажем какое-нибудь слово». Я говорю: «Ну, давайте». И дети говорят: «Птица», я думаю: «лэбач» же, птица-то. Я говорю: «А как будет по-английски?» Они говорят: «Бёрд». А «борд» — это «крылья» по-коми, «борт самолета» — «борд, бёрд». И вы знаете, мы не замечаем, как урок проходит, и это только одна фишка.

А вот другая: если класс очень к творчеству расположен, мы с ними через творчество и учим коми язык. Например, можем мультфильмы создавать группами, можем какие-то книжки. Я спрашиваю: «Вы хотите стать авторами книжки на коми языке?» Одни делают, значит, текст, другие — кроссворд, третьи ищут литературу, стишок, который к этой книжке подойдёт. Всё это проходит в такой игровой интересной форме. Потом они говорят, как им интересно книжки создавать. Это же получается и профориентация — попробовать себя тут и там. Почему не через коми язык?

Еще элементы культуры привожу в пример. Нужно культуру обязательно знать вокруг себя хотя бы. Если ты не хочешь дальше расширять себя, это дело твое, но чуть-чуть, элементарно это ты должен знать все равно. Поэтому легенды, предания, фильмы всякие смотрим. Ребенок должен с какими-то знаниями уйти, пусть даже с историей, потому что семечко посеешь, оно все равно взрастет когда-нибудь.

— Если говорить о минусах профессии? Что первое приходит в голову?

— Не нравится, что не находят средств для выпуска учебников. До сих пор в девятом классе нет учебника по коми языку, по литературе Республики Коми. Как можно литературу изучать без учебника, без текста? Ты к каждому уроку должен детям сам выпускать материал. Это очень тяжело, очень большая проблема. Не находятся средства почему-то в такой богатой республике...

Еще класса соединили и теперь они большие. То есть если на уроки английского идут по 14-15 человек, где учат разговаривать, понимать что-то, какие-то творческие работы делают, то на коми язык приходят полным классом 26-28 человек. При этом ты должен их научить говорить, читать, писать, понимать ещё что-то, ещё творческие работы выполнить. Это практически невыполнимая задача, но всё равно как-то надо искать интересные вещи и увлекать.

— Вы написали несколько учебников. Что конкретно к этому побудило и с чем столкнулись в процессе?

— Когда я пришла в школу, не на чем было работать. Вынужденно пришлось писать программу, а потом и учебники. Перед этим я была в Хельсинки на стажировке от министерства национальной политики Коми, отправили туда специально, чтобы научиться их писать. Для пятого класса мы выпустили, для шестого, для седьмого, для восьмого, а вот девятый класс… В наш научный центр пришла новая заведующая и по каким-то личным причинам запретила их выпускать. Очень жаль, там сколько было интересного. Как такое возможно в наши дни? У нас команда была очень сильная и этой команде преградили путь.

— Получается, их используют у нас в школах, гимназиях — вообще во всех учебных заведениях?

— Да, во всех школах. Для пятого и шестого классов уже переделали учебники, а седьмой, восьмой еще мои. Да, конечно, очень печально, что не выпустили девятый класс. Видимо, причины какие-то были.

— Всегда считалось, что учителя, врачи, самые недооценённые в плане оплаты труда специалисты. Насколько вы могли бы согласиться с этим сейчас?

— Если ты стремишься к лучшему и получаешь высшую категорию, то зарплата будет достойная. Ныть можно всегда, а если есть желание, всего можно добиться: стремиться к чему-то, категорию повысить, где-то поучаствовать в конкурсах. Вот, например сложно было в 90-е годы, когда зарплату не выдавали из-за дефолта. Там вообще тяжело было всем, не только учителям. Сейчас вовремя зарплату выдают, это вообще такой плюс. Много льгот, надёжно получаешь зарплату, поэтому я думаю, что сейчас лучше, да.

— Расскажите еще про вашу работу за рубежом. В каких странах были, по работе и вообще с какой целью?

— Я была два раза в Хельсинки, в Финляндии, в Эстонии, в Тарту. Но это финно-угорские страны, то есть по профессии. В России во многих местах на курсах была: в Калининграде, в Москве, в Ижевске сколько раз были на конференциях, в Республике Марий Эл, в Йошкар-Оле.

У меня ученик был, он во Франции работал и ещё вторая девушка. Они там в театрах танцуют, артисты. Вот он мне пишет: «Жанна Генриховна, помните, у нас были такие старые учебники самоучители, по коми языку, зелёненькие, с вами ещё тоже работали, зелёненькие такие старые книжки? Можете, — говорит, — мне их выслать, они же всё равно уже списанные, потому что тут, — говорит, — так интересуются коми языком. Я группу создал уже, вот 10 человек ходят, но нет учебных принадлежностей». Я ему посылку собрала, отправила.

Вы знаете, наверное, за рубежом к языкам относятся вообще по-другому, там все на шести языках говорят, особенно языком малых народов увлекаются. Это развивает память, кругозор, расширяет полностью эту плоскость культурную.

— И французы изучали коми язык?

— Да, и не только французы, ведь и в Финляндии изучают, и в Китае. Я когда на стажировке была, смотрю, группа китайцев приехала учиться. Я говорю, какие-то китайцы-то что они тут делают, это же 89-е и 90-е годы ещё, а у них же тоже как в коми, мягкие звуки, и они хотят изучать, думают, что наши языки родственные, китайские и финно-угорские. Приезжают целыми группами, тут и финские, и русские, и коми, и все. Во многих местах изучают ведь коми язык, не только здесь. Интересуются для своего расширения кругозора, для того чтобы путешествовать, потому что в нашем крае туризм-то какой прекрасный. Можно ездить и по Печоре, и на Маньпупунёр, и в Воркуту в заброшенные шахты, Усть-Куломский район какой богатый, Удорский, Корткеросский.

Туризм в Коми есть, но вы знаете, он ещё не очень сильно развит. Потихонечку развивается в лучшую сторону. Даже с тем, что тебя научат шаньги печь. Вот у нас в Помоздино несколько туристических маршрутов уже есть. По следам историческим, например, там расстреляли Домну Каликову, там же родился известный поэт Вениамин Тимофеевич Чисталёв. С привлечением национальной кухни, с мастер-классами, туристы идут. И это здорово, потому что люди вообще из русской печи эту шаньгу с брусникой первый раз пробуют и всем сразу хочется дома такие делать.

— Какое место в Республике Коми вы посоветовали бы посетить каждому?

— Я думаю, что село Ыб, там семь святых источников, вот с этого начать. Кроме них, ещё можно и этнокультурный парк посмотреть. Но ведь люди не все хотят просто в парке гулять, это зависит от цели. Кто любит там, север, кто хочет оленеводство посмотреть, чумы — это в Ижму. Уральские горы тоже обязательно нужно увидеть.

— Раз мы уже начали говорить про культуру и традиции, как вы считаете, какова роль культуры, именно в вашем случае, в формировании вас как профессионала? вы, наверное, с детства этим окружены были?

— Да, я с детства сначала артисткой хотела стать, ходила на всякие кружки, на гармошке играть научилась, чтобы поступить в театральное. В нашем селе многие занимались музыкой, ходили в кружки, поэтому да, коми культура сыграла огромную роль в моей жизни.

— Если говорить про нынешнее время, вы соблюдаете какие-то традиции коми или, может быть, какие-то элементы фольклора вас вдохновляют?

— Конечно коми национальные традиции я соблюдаю, особенно в еде. У меня брат охотник, и он меня снабжает рябчиками, тетеревами. Потом я собираю грузди сама, это коми национальная еда. На даче у меня черёмуха растёт, из неё делаю ляз, это коми национальное блюдо, вкусный-вкусный льомъя ляз – это черёмуховый кисель.

Конечно, у меня есть костюм. Каждый день национальный костюм на уроки не наденешь, но, когда у меня открытые уроки или выступление какое-то, праздник большой, я надеваю его. Недавно в ансамбле гармонистов играла коми песни. Сейчас вхожу в ансамбль «Ивушка». Вообще часто пою, даже с помощью песен изучаем цвета с учениками, например.

— Говоря о кухне коми, у вас есть какое-то блюдо, которое вы обожаете?

— Ну, я люблю много всего. И морошку люблю, и хариуса, это рыба по-коми, в молоке её делают. Хариус сырым даже можно кушать, и я, когда на конкурс «Учитель года» в Москву ездила, возила туда. У меня одна группа по морошке делала тексты, и там на столе морошка, конечно, была, все могли попробовать. А у другой — про хариус был рассказ. Все могли тоже попробовать, насладиться северными дарами. Кстати, из Москвы я приехала с победой.

— Какие достижения в вашей карьере, в профессиональном пути вы считаете наиболее значимыми для вас и какими гордитесь?

— Мои выпускники работают по всей республике и не только. И в Питере в представительстве Коми, и в других странах. Мои дела продолжаются в них, вот я этим больше всех горжусь. Еще учебниками своими, что они получились, что так много народу о них узнало, что вот из Москвы вернулась с победой в конкурсе «Лучший учитель родных языков». Он проходил еще много раз после этого, но никто больше с первым местом у нас оттуда не приезжал. Это очень серьёзный конкурс, там все народы Российской Федерации приезжают. И потом, я ещё выиграла несколько конкурсов от президентского национального проекта «Образование». Шесть лучших учителей Республики Коми получили 200 тысяч. Эти деньги отправила на строительство звонницы возле Свято-Казанского собора, который Владыка Питирим строил. Очень горжусь, что я его обучала коми языку. Он часто обращается ко мне, и я к нему тоже. Недавно сценарий для спектакля о Стефане Пермском переводила. Этой дружбой очень дорожу.

Еще горжусь тем, что мои дети тоже говорят по-коми, и сын, и дочь, хотя они у меня росли в городе. И муж у меня городской, и он тоже говорит по-коми, научились — вот это тоже очень важное достижение. Причём это не навязано, они сами учились, сами говорят, иногда даже лучше меня, потому что я часто с русскоязычными общаюсь.

— Изменились ли ваши методы преподавания после написания учебников? Может, что-то новое для себя поняли, как учитель?

— Меня дети больше учат, чем, может быть, я их. Вообще, самые умные и талантливые люди на свете — это дети. Я иногда думаю, что никогда бы не додумалась до того, что они могут сотворить, какие шедевры могут сделать, как они могут размышлять, как они будущее видят вообще. Хорошее, счастливое будущее, как они могут его построить. Почему-то во взрослой жизни уже немножко всё меняется, и приоритеты.

— Узнаёте ли вы для себя что-либо новое спустя столько лет работы или вы уже достигли потолка в своей сфере?

— Нет, я до сих пор учусь. Век живи, век учись. Это, наверное, правильно, потому что если ты остановишься, то сделаешь шаг назад. Каждую минуту меняется жизнь, и, если ты не будешь учиться и познавать что-то новое, ты просто отстанешь от аудитории и будешь неинтересен. А если ты неинтересен своей аудитории, надо уходить на пенсию.

— Есть ли у вас какие-то кумиры, кто вас больше всего вдохновлял в жизни?

— Кумиров у меня нет, но есть какие-то люди нравящиеся. Может, артисты, учёные — да. Я и для себя я тоже не кумир. Что-то больше вдохновляет, чем кто-то. Дети. Дети меня вдохновляют, я для них могу всё сделать, и остаться до ночи мультфильм создавать, и переводить песни, если надо.

— Ваш любимый коми писатель?

— Геннадий Александрович Фёдоров, я еще в восьмом классе перечитала все его повести, рассказы. Он прозаик, очень интересные произведения писал, которые как-то актуальности не теряют. То есть не про революцию, не про старую жизнь, а про любовь, про молодёжь, про природу — это все вечное. Сейчас мы с восьмым классом его роман «Домна Каликова» проходим.

— Какие советы вы могли бы дать подрастающему поколению, которое стремится сохранить свою национальную идентичность?

— Если дерево стоит без корней, подрубленное, стоит дунуть ветру – оно упадет, точно так же с людьми. Подрубил корни, свой язык, свою родину – он слаб, не защищён. Ведь если ты живёшь на родине, любишь свой язык, свою нацию, сам себя, ты словно с двумя мамами живёшь. Мать-родина и мать твоя, то есть две силы тебя оберегают. А если этого нет, ты одинок, несчастлив, ты потерял себя практически. Поэтому я всегда детям говорю: «Не подрубайте корни, ищите ту глубину, откуда вы, кто вы, для чего вы. Это очень важно».

Беседовала Анастасия Соловьева

Последние новости

На выпускном в Сыктывкаре развлекать молодежь будет музыкальная группа RASA

стопкадр из видео со страницы Комитета по молодежной политике / фото Олега Уразова / стопкадр из видеоролика СГУ / фото из архива Про Город Сыктывкар 14 июня Комитет по молодежной политике Коми сообщил,

Врач рассказала, как жирная еда влияет на тревожность

Важно следить за тем, чтобы на тарелке примерно в равном количестве были белки, жиры и углеводы.

Всероссийская неделя правовой помощи по вопросам защиты интересов семьи

Всероссийская неделя правовой помощи по вопросам защиты интересов семьи, DOCX,

Card image

Экономику РФ из-за эффекта домино может ждать двухлетний кризис

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *